Магадан 2012. Часть 14. Прорыв к БАМу

ЧАСТЬ 1   ЧАСТЬ 2   ЧАСТЬ 3   ЧАСТЬ 4   ЧАСТЬ 5   ЧАСТЬ 6   ЧАСТЬ 7

ЧАСТЬ 8   ЧАСТЬ 9   ЧАСТЬ 10   ЧАСТЬ 11   ЧАСТЬ 12   ЧАСТЬ 13

Уже через несколько километров движения по левому берегу стало понятно, что дело вовсе не в моей беспечности: двигатель неуклонно перегревался вновь и вновь, причем не помогала даже печка с вентиляторами обоих радиаторов, включенными на полную мощность.

Разведя руки в стороны, я принял решение заменить термостат. В этот момент около нас остановился дальнобойщик с Алтая, с которым мы познакомились на пароме. Пожелав удачи, он одобрил мой план и продолжил путь.

Однако план не сработал: после замены клапана стрелка датчика температуры всё так же упорно заваливалась направо. Тогда я стал догадываться, что проблему стоит искать за пределами системы охлаждения. «Хандыгский бензин!» – проверить эту версию, имея чуть больше 10 литров хорошего топлива из Тахтамыгды было нетрудно. Предварительно откачав 15 литров из бака, мы залили в него содержимое канистры.

Машина стала перегреваться не так быстро, а окончательно догадка подтвердилась, когда наш экипаж нагнал якутов на «семерке», остановившихся на обочине из-за такой же проблемы. Жить здесь действительно тяжело: даже точно зная причину неисправности, местные жители наотрез отказались избавляться от опасного для двигателя горючего.

Отдельный «привет» с соответствующими пожеланиями хочется передать смельчакам с АЗС Хандыги: путешественники, допустим, возвращаться не будут, но ведь точно таким же коктейлем заправлялись и местные – им такой подход, думаю, тоже не понравился.


Якутия. В селе Ытык-Кюёль

К счастью, удачный момент тоже присутствовал: размытая дорога под Уолбой, которой пугал Владимир из Магадана, к нашему возвращению успела полностью высохнуть. Вечером она привела нас к Ытык-Кюелю, где мы стали последними посетителями чайной перед ее закрытием. Здесь же на заправке бак «Пегаса» был наполнен нормальным бензином.


Якутия. В селе Ытык-Кюёль

Но уже тогда, видимо, в прокладке головки блока цилиндров наметился прогар (однако выяснится это только в Могоче): температурный режим двигателя нарушился, а регулярные остановки с целью дать двигателю остыть вошли в привычку.

Тем временем стемнело и стало не хватать охлаждающей жидкости. Прежде, чем заливать простую воду, я остановил несколько машин, но ни в одной из них не нашлось ни антифриза, ни тосола. На АЗС в селе Тюнгюлю тосол всё-таки нашелся: лить коррозионно-опасную воду больше не было необходимости.

Трассу «Колыма» хотелось пройти поскорее, поэтому я немного разогнался, а штурман после прыжка на очередном ухабе даже сделал замечание, что неплохо было бы ехать помедленнее.

Держа в уме тот факт, что до Томмота крупных населенных пунктов не будет, мы озаботились поиском банкомата в Нижнем Бестяхе. У ГИБДД спросить не получилось: на ночь пост буквально задраивается, поэтому достучаться до сотрудников невозможно. В итоге круглосуточный терминал был найден самостоятельно, а наш экипаж с чистой совестью отправился к берегу Лены.


Нижний Бестях. Река Лена

Лично на меня эта великая река произвела очень сильное впечатление: на ее берегу все проблемы как будто ушли в сторону и уже абсолютно не беспокоили.


Нижний Бестях. Река Лена. До первого парома в Якутск еще пара часов

Налюбовавшись красавицей Леной, мы взяли курс на Качикатцы. По пути перекусили лапшой быстрого приготовления, после чего обоих начало клонить в сон: я окончательно сдался власти Морфея после отказа водительского стеклоподъемника.


Трасса М56 «Лена». Стела у поворота на Качикатцы

По окончании отдыха и ремонта неисправности (от вибраций раскрутились и выпали болты крепления кронштейнов стекол к механизму подъемника) наш экипаж позавтракал достойными похвалы блинчиками в кафе «Сибирь». Затем я произвел полную замену охлаждающей жидкости, однако двигатель все равно меньше греться не стал.


Трасса М56 «Лена». Поворот на Качикатцы. Живой конь будто сочувствует нашему «железному коню»

Заправки 25, 26 и 27 июля

Место заправки Одометр от старта Заправлено Цена за литр
Теплый Ключ (14rus) 14350 5,0 л 37.80 руб
Хандыга (14rus) 14425 36,0 л 32.50 руб
Ытык-Кюёль (14rus) 14572 14,0 л 37.80 руб
Нижний Бестях (14rus) 14800 31,7 л 37.80 руб
Качикатцы (14rus) 14909 16,0 л 37.80 руб
Томмот (14rus) 15230 30,0 л 33.50 руб

В середине дня температура воздуха ушла далеко за +30°, поэтому печку уже не выключали. В настоящем аду мы ощущали себя в моменты, когда из-за пыли от встречного транспорта приходилось поднимать стекла, и это притом, что из одежды кроме нижнего белья на нас уже ничего не было. В таких условиях единственным спасением для нас стали ручьи, в которых удалось освежиться пару раз во время остановок.

После обеда в Улуу жара немного спала – ехать стало полегче. В районе Кырбыкана якуты на «японке» попросили для ремонта поддона картера холодную сварку. Им повезло: в этой поездке у меня она была в наличии.

Ну а в Верхней Амге уже ничто не могло удержать от купания в реке: водоем буквально притянул наши тела. Благодаря этому путь до Томмота наш экипаж прошел в хорошем настроении.


Штурман купается в Амге между АЯМом и трассой «Лена»

Наверное, никогда езда по обычной асфальтовой дороге не приносила столько удовольствия: впервые после Магадана появилась возможность расслабиться на ровном покрытии.


Барнаульская резина (на задней оси) вывезла нас на подступы к Томмоту

Заночевали мы в знакомой гостинице «Север» в Алдане.


Якутия. Город Алдан

28 июля снова жарко: температурный режим двигателя по-прежнему огорчает, а впереди Алданское нагорье… В Большом Нимныре во время перекуса общаемся с семьей из Благовещенска, осведомляемся о дороге до «Амура»: за две недели никаких изменений.


Обязательная процедура проклейки задней двери малярным скотчем – один из способов хоть как-то сократить количество пыли в салоне автомобиля


Якутия. В поселке Большой Нимныр

На подходе к Хатыми начала серьезно барахлить магнитола (она сбоила и раньше, но хотя бы один динамик до этого момента всегда работал стабильно). Во время попытки ремонта подтвердилась старая истина: «Ничто не вечно под луной» – девятилетний кассетник просто отработал своё.

Кое-как настроив музыку, наш экипаж продолжил путь к Нерюнгри. В этот раз мы заехали в город: дело в том, что во время взгляда под машину мне бросилась в глаза сильно замятая выхлопная система, а поскольку основная часть тепла отводится от мотора через нее, решаю поменять приемную трубу («штаны») и резонатор. К сожалению, в «Нюрке» мы оказались уже после семи часов вечера – найти запчасти не получилось, зато осмотрели город и впервые после Магадана постояли на светофорах.


Замятая приемная труба («штаны»)

Далее снежный ком мелких проблем продолжил расти: после Беркакита двигатель закипел, а в районе Нагорного стала чудить электрика (дальний свет периодически самопроизвольно включался вполнакала) и вновь ослабло крепление блок-фар. Неудивительно, что на въезде в Амурскую область я не выдержал и прокричал в окно: «Якутия, давай, до свидания!» Да простят меня вполне гостеприимные местные жители, но факт остается фактом: летом 2012 года республика Саха ожидаемо безоговорочно победила в номинации «Худшие федеральные дороги России».

В уютной кафешке Лапри я сделал следующий заказ, подняв настроение и себе, и штурману: «Гуляш с картошечкой, чай с сахаром без лимона… А, еще тосольчика полтора литра, пожалуйста!»

По хорошему асфальту добрались до Тынды уже без приключений, где в гостинице «Юность» снова взяли две койки в четырехместном номере. Тут у меня резко ухудшилось самочувствие (заболело горло: очевидно, сказалось купание в холодной Амге) – впервые пришлось прибегнуть к лекарствам из специально собранной перед путешествием аптечки. Заснуть получилось не сразу: под окнами гостиницы разыгрались полуночные разборки местной молодежи.


«Чтоб размять свои плечи в работе,
Адресок наш запомните вы.
Тынду быстро на карте найдете,
Тында – крайняя точка Москвы»

Утром рейд за запчастями: в одном магазине на «классику» нашелся резонатор, а в другом – приемная труба. «Цивилизация!» – подумал я, располагаясь на эстакаде около гаражей.


В советские времена послания замуровывали обычно лет на 50. В Тынде так далеко не загадывают (капсула заложена 8 сентября 2007 года)

Пока происходила замена деталей выхлопной системы, штурман прогулялся по «столице БАМа».


Железнодорожный вокзал Тынды виден издалека


Тында. Улица Красная Пресня

Уже к окончанию ремонта со мной разговорился немолодой кавказец, которому всерьез захотелось купить наш автомобиль: «Ну, сколько он может стоить? Тысяч 35? 50 даю! Возьмешь билет на поезд – за четыре дня с комфортом до дома доедешь!» Аргументы, что это «неспортивно», не подействовали, и только следующее замечание заставило мужчину отступить: «Пойми, для меня это нечто большее, чем просто машина».


Тында. В процессе замены деталей выхлопной системы


Новые «штаны» и резонатор. Трансмиссия покрыта грязью

Вечером выехали в сторону Большого Невера с целью заночевать в Сковородино. Всё-таки трасса «Лена» взяла свое: дело было не в выхлопной системе, поэтому на перевалах двигатель несколько раз закипал.

Я даже предложил штурману сделать ставку на то, по какой из причин мы не сможем продолжить движение. Алексей воздержался, а моя ставка на разрыв какого-либо патрубка системы охлаждения оказалась верной: под Соловьевском струя тосола начала бить из «бочонка» (самого маленького патрубка, который соединяет помпу и термостат). Чтобы достать запасной, пришлось разобрать половину багажника, но выбора у нас не было.

ЧАСТЬ 15 ТУТ

ЧАСТЬ 16 ТУТ

ЧАСТЬ 17 ТУТ

ПОСЛЕСЛОВИЕ. ИТОГИ